Роман Алехин

Роман Алехин

предприниматель | эксперт | активный гражданин

#РоманАлехин #БытьПолезным

на главную
27.09.2017 24

Что такое эмоциональный интеллект и почему он такой модный

Прежде чем войти в кабинет к Роману Алёхину, основателю и директору сети ортопедических салонов «Орто-доктор», подчинённые всегда спрашивали у секретаря, в каком настроении сегодня босс. Они знали: если Алёхин не в духе — будет кричать.

Сам Алёхин говорит, что всегда мечтал помогать людям, в 2001 году даже начинал работать в милиции. Ему там не понравилось, и в 2012 году он начал заниматься протезами — пришёл на управляющую должность в крупное государственное протезно-ортопедическое предприятие в Курске, которым руководил его отец.

Несмотря на альтруизм, Роман был очень вспыльчивым и агрессивным человеком. «Наверное, я перенял это от отца, — говорит Алёхин. — Он человек старой закалки, раньше на всех предприятиях, особенно государственных, было принято общаться с подчинёнными криком. А может, я просто по природе такой. Мне было всего 22, но я запросто повышал голос на людей намного старше меня, с большим опытом работы, даже когда по-настоящему серьёзных поводов для этого не было. Казалось, все пропускают это мимо ушей, потому что так принято. Но в итоге своим поведением я навредил сам себе. С моим приходом предприятие стало расти по экономическим показателям, я привлёк клиентов из-за рубежа. Но весь коллектив был настроен против меня. В итоге сотрудники написали анонимную жалобу в вышестоящую организацию и руководство отстранили».

После этой истории Алёхин решил начать собственный бизнес — в 2003 году он открыл первый магазин «Орто-доктор». Уже поработав в протезно-ортопедической отрасли, Роман познакомился с поставщиками и знал, кому из них интересно начать работу с Курской областью, так что в товар сначала почти не пришлось вкладывать денег.

Алёхин потратил только 30 000 рублей на мебель, а товар ему давали под реализацию поставщики, которые знали, что он в теме, и доверяли ему. Команду Роман решил набрать молодую и активную, «под себя». Но выяснилось, что новое поколение работников не готово терпеть эмоционального и вспыльчивого начальника. «Они не держатся за работу так, как держались пожилые работники на госпредприятиях, — рассуждает Алёхин. — Возьмёшь хорошего специалиста после института, а потом крикнешь на него — и он тут же уволится. Скажешь ему отработать две недели после написания заявления, а он будет халтурить или вообще возьмёт больничный. Никакая грубая сила не работает.

Была постоянная текучка кадров, а в таком бизнесе это сильно мешает. В протезно-ортопедических компаниях новым сотрудникам приходится по несколько месяцев учиться, чтобы начать разбираться в товаре, это же связано с медициной. Только через полгода они начинают работать на полную мощность. А у меня сотрудники часто уходили ещё на испытательном сроке. Бизнес был очень нестабильным — он шёл в гору, а потом после моей вспышки гнева уходила очередная волна сотрудников и происходило резкое падение, на 30–50%».

После приступов гнева у Романа случались периоды хандры. Если на работе что-то шло не так, он забрасывал все дела, мог часами сидеть и бездумно смотреть в монитор. Мог по три-четыре месяца играть в онлайн-игры не отрываясь и не глядя подписывать документы, которые ему приносили заместители. В такие моменты, при общем росте рынка, компания переставала развиваться, а несколько раз даже оказывалась на грани банкротства. «Я мог уйти в такую "депрессию" из-за кражи денег, увольнения сотрудников или даже просто низкой выручки, — говорит Роман. — Моё состояние только усугубляло ситуацию, сотрудники увольнялись ещё чаще, и я терял всё больше денег. При этом я не умел разделять работу и личную жизнь. Дома я ходил недовольный и злой из-за работы, на работе хандрил из-за того, что происходит дома».

В 2010 году Роман решил, что надо менять свой стиль работы и отношения с сотрудниками. Он прошёл несколько тренингов бизнес-консультанта Александра Фридмана и увлёкся концепцией центрирующих парадигм. По мысли Фридмана, качество работы сотрудников в первую очередь зависит от начальника и от того, насколько грамотно он умеет управлять коллективом. Каждый сотрудник мыслит в собственной парадигме и действует исходя из неё. Если он раз за разом ошибается, значит, проблема в этой самой парадигме и её надо поменять.

Если раньше Алёхин считал, что подчинённые — лодыри и идиоты, то теперь он стал пытаться задавать им больше вопросов, чтобы понять их проблемы и мотивацию. Постепенно они тоже все больше к нему прислушивались и он всё реже кричал на них. Но если вспышки гнева получалось как-то контролировать, то приступы хандры никогда не уходили. В 2013 году у Романа умер отец, он в очередной раз забросил дела и стал часы напролёт просиживать перед пустым монитором.

«Я верующий человек и через некоторое время после смерти отца пошёл на исповедь, — вспоминает Роман. — Со мной говорил молодой священник. Когда я перечислял грехи, он обратил моё внимание на уныние. Сказал, что этострашнее всего, потому что именно уныние влечёт за собой все проблемы и плохие поступки. Так что в первую очередь нужно справиться с унынием». После этого Алёхин начал внимательно следить за собой и своими эмоциями. Пережив трагедию, он стал спокойнее относиться к бизнесу, решив для себя, что по-настоящему страшные вещи — это смерть и болезнь близких, а с остальным можно справиться, особенно если сохранять спокойствие.

«Как только я чувствовал, что на меня накатывает тоска или гнев, я сразу отмечал это про себя и успокаивался, — говорит он. — Раньше эмоции накатывали, как волны, и я даже не замечал, как оказывался полностью ими захвачен и переставал себя контролировать. Теперь я анализировал всё, что происходит в моей голове. Где-то через полгода это вошло в привычку, стало происходить автоматически. Жена заметила, что я стал спокойнее, больше не прихожу с работы мрачный и не жалуюсь на жизнь. У меня исчезла привычка при любых проблемах сдаваться и уходить в компьютерные игры. Однажды хакеры украли у моей компании 1,5 млн рублей, но я сумел остаться невозмутимым, хотя раньше это привело бы к долгой апатии».

Олег Шашенков — адвокат, который с 2010 года ведёт дела компании Алёхина, — тоже считает, что эмоциональная уравновешенность хорошо сказалась на бизнесе. «Раньше Роман принимал много импульсивных решений и они противоречили друг другу, — вспоминает Шашенков. — Бывало такое, что он сначала не собирается участвовать в торгах, потом всё-таки решит участвовать, а потом обращается ко мне, чтобы оспорить решения по этим торгам. Он часто жаловался на свою импульсивность, но ничего не мог с этим поделать. Сейчас подобных историй стало куда меньше, да и выглядит он более радостным».

Роман считает, что его эмоциональная стабильность спасла жизнь его сыну. «В прошлом году мой новорождённый ребёнок тяжело заболел, и тут, в Курске, врачи сказали, что ничем не смогут помочь, а до Москвы мы его не довезём. У жены опустились руки, она ещё не пришла в себя после родов и была совершенно потеряна. Параллельно с этим всё было очень тяжело на работе: компания была в яме, 2 млн чистого убытка за месяц. Я даже думал продать бизнес, но не нашёл покупателя. Раньше я бы точно впал в депрессию и ушёл с головой в компьютерные игры. Но на этот раз попытался сохранить спокойствие и что-то предпринять. В итоге в соседнем регионе нашёлся нейрохирург, который сделал ребёнку операцию. А потом постепенно и компанию получилось вытащить из ямы».

#РоманАлехин #эксперт #БытьПолезным #семья #начальник_тоже_человек #историяжизни #работа_над_собой #основательбизнеса #Орто_доктор #эмоциональныйинтеллект

Подробнее: https://secretmag.ru/business/methods/chto-takoe-emocionalnyi-intellekt-pochemu-on-takoi-modnyi.htm



Что такое эмоциональный интеллект и почему он такой модный - Роман Алехин - блог